Connect with us

Miami-Me Magazine

Всё, что вы хотели знать о Public School: как устроена система государственного школьного образования в Санни-Айлс-Бич

Actually

Всё, что вы хотели знать о Public School: как устроена система государственного школьного образования в Санни-Айлс-Бич

Можно ли устроить ребенка в местную школу на время семейного отпуска, каким образом обеспечивается безопасность учеников, что такое рейтинг школы и как он строится – эти и многие другие вопросы мы обсудили с уполномоченным города Санни-Айлс-Бич Ларисой Свечиной (Sunny Isles Beach Comissioner Larisa Svechin) и сити-менеджером Санни Айлс-Бич Кристофером Руссо (Sunny Isles Beach City Manager Christopoher J. Russo) на примере единственной государственной школы в Санни-Айлс-Бич (public school) – Norman S. Edelcup/Sunny Isles Beach K-8.

 

 

– Один из главных вопросов, который волнует сейчас родителей, это вопрос безопасности в школе. Каким образом сейчас обеспечивается безопасность? Город предпринял какие-то меры после трагических событий в школе Паркленда в феврале этого года?

Лариса Свечина (Л.С.): Могу сказать, что у нас очень много полицейских. Ни у одной школы не дежурит столько полицейских, сколько у нас. Отделение полиции Санни-Айлс-Бич расположено на расстоянии всего нескольких метров от школы. Если, не дай бог, что-то случится, то полицейские могут очень быстро прийти в школу пешком. Они участвуют в различных программах спецподготовки. Например, мы организовали для наших полицейских программу спецподготовки по предотвращению массовых убийств в школах (active shooter program). Помимо полицейских, сотрудники городского общественного центра (community center) также проходят такую подготовку. Это очень важно, поскольку школьники фактически находятся как в самой школе, так и в общественном центре. Я подготовила для нашей школы пакет документов по безопасности: там, среди прочего, говорится о том, что все двери в школе должны быть закрыты, а также что у всех детей должна быть ID-карта – удостоверение личности. Помимо учеников, эти карты также должны быть вообще у всех людей, которые приходят в школу по работе или по каким-либо другим делам. Таким образом, мы будем знать, кто находится в школе, чтобы не возникало таких ситуаций, когда кто-то из тех, кто раньше учился в школе или выглядит как ученик, но таковым не является, мог попасть на территорию школы. Эта ID-карта работает по принципу «один вход-один выход». Также с учениками проводятся тренировки по эвакуации в случае возникновения пожара и учения на случай проникновения в здание злоумышленника.

Лариса Свечина / Фото: Andrew Goldstein

– Планируется ли установка металлодетекторов в школе?

Кристофер Руссо (К.Р.): Руководитель Департамента школьной полиции округа Майами-Дейд в ходе недавней встречи сослался на невозможность установки подобного оборудования из-за его высокой стоимости, а также по причине того, что у этого прибора постоянно должен находиться специальный сотрудник. При прохождении большого количества учеников через металлодетектор, а у нас в школе почти 2000 детей, это неизбежно создаст проблемы. Например, если у кого-то что-то «запикает» в рюкзаке, это создаст затруднение при проходе других учеников.

– Как школа справляется с таким количеством учеников? Всем хватает места?

Л.С.: Хочу сразу сказать, что школа не была рассчитана на такое количество учеников. Изначально она проектировалась для обучения в ней 1600 детей. Как только их количество перевалило за 1800 человек, школа оказалась переполнена и администрация была вынуждена переоборудовать доступные площади под классные комнаты. В больших помещениях, например в музыкальном классе, удается организовать так называемый «двойной класс» – double classroom, в котором под руководством двух учителей обучаются 40 детей. В таких условиях учатся 1-е, 2-е, 3-и, 4-е и 5-е классы, и, как мама, которая всё это видит, я могу сказать, что это большая проблема, и возникла она не из-за того, что в нашем городе живет большое количество детей. Она возникла из-за того, что люди приезжают в отпуск, и они знают, что детей можно записать в местную школу. Также они считают, что им можно не так сильно стараться в процессе обучения, как местным детям, – например, можно не делать уроки. Такие родители-туристы просто хотят, чтобы их дети выучили английский язык, а, например, математика для них уже не так важна.

– Школа как-то контролирует процесс записи детей из семей, которые приехали в Майами на отдых?

Л.С.: Вот у нас вчера шестерых таких детей в школу записали, и в администрации знают о том, что они скоро уедут. Также у нас сейчас идет проверка соответствия адресов, указанных в данных учеников, с реальным адресом их проживания. Что касается территории и расширения школы или постройки еще одной школы, то могу сказать так: обычно для того, чтобы построить школу, нужно иметь 10 акров (около 4 гектаров. – Прим.ред.) земли под застройку. У каждой школы должна быть своя зеленая зона, но парк, который используют наши дети, это не школьный парк, это городской парк, который мы вынуждены использовать, потому что больше нет места. Также и со старшей школой (high school). Жители спрашивают: почему ее нет? Ответ один: потому что у нас нет места. И никогда старшей школы не будет, ну если только кто-то не захочет нам продать территорию, на которой находятся здания Уинстон Тауэрс (Winston Towers). Также нас часто спрашивают, почему в нашем городе, который собирает так много налогов благодаря налогу на недвижимость, эти деньги не идут на нашу школу. Люди думают так: почему, когда я плачу так много налогов и вижу, что в налоговой ведомости значительная часть поступлений идет в школьную систему (school system), я не вижу никаких изменений? Ответ такой: потому что эти деньги идут не на школу города Санни-Айлс-Бич, эти деньги идут на все школы всего округа Майами-Дейд.

– Каким образом город помогает школе?

Л.С.: Город всегда помогает школе, если она в чем-то нуждается. Нам разрешают реализовывать некоторые проекты, которые, возможно, не разрешили бы другим школам. Например, у нас сейчас запущен проект по подтверждению адреса (address verification), о котором я уже упоминала ранее. Нашлись два человека, которые этим занимаются, и город платит им за эту работу. Они сверяют адреса, указанные в данных ученика, с реальным адресом его проживания. Буквально, один из них ходит по домам, по квартирам, стучит в двери и проверяет – проживает ли по этому адресу тот или иной ребенок. Если таким образом нам не удастся отчислить хотя бы 20% детей, то мы не сможем построить новую школу. Мы планируем построить дополнительное здание Центра госучреждений города, и там, на верхних этажах, будет находиться средняя школа (middle school). Это будет не новая школа, а часть той школы, которая у нас уже есть: средняя школа, начиная с 6 класса. Но проблема в том, что городская комиссия не даст согласие на строительство, пока не будет уверена в том, что в эту школу снова не придут учиться те дети, которые не проживают постоянно в Санни-Айлс-Бич. Есть такая английская пословица: «Построй его, и они придут» – If you build it, they will come, и это точно случится, поэтому нам пришлось пойти на такие меры, про которые я уже рассказала.

– Многие считают, что, приехав сюда на 2-4-6 месяцев в отпуск, они могут без проблем записать ребенка в государственную школу. Это не так?

Л.С.: Если родители хотят, чтобы их дети здесь учились, они должны доказать, что они здесь реально живут. В Америке никто не имеет права спросить, на каком основании вы здесь находитесь, какой у вас иммиграционный статус. Но при этом люди должны знать, что, если они здесь находятся, например, по туристической, по деловой визе или, например, у родителей есть студенческая виза, а у детей ее нет, и при этом они решили отдать своих детей в местную школу, то потом, когда иммиграционная служба об этом узнает, у них будут неприятности. Например, их больше не пустят в США. Но если при въезде в страну вы заявите иммиграционному офицеру о намерении отдать своего ребенка в местную государственную школу, а после этого придете в Управление школ округа Майами-Дейд и заплатите $9000, то в этом случае ребенок может тут учиться. Также возможен другой вариант – ваш ребенок должен заранее получить студенческую визу. Но при этом, если семья приехала сюда, подала на гринкарту и действительно проживает в Санни-Айлс-Бич, пока идет рассмотрение их документов, то их ребенок может учиться в государственной школе. Вы понимаете, визовые правила очень строгие. Стоит соврать хотя бы один раз, и все, вы никогда больше не получите визу.

 

В центре: сити-менеджер Кристофер Руссо. Справа: уполномоченный Лариса Свечина. Слева: помощник сити-менеджера Сьюзан Симпсон.

Л.С.: Каждый ребёнок, который ходит в государственную школу, учитывается штатом, и из Таллахасси, столицы штата Флорида, на его обучение выделяются определенные деньги, которые поступают в округ. В конечном счете, за все это платят налогоплательщики. Получается, что дети из тех семей, которые платят налоги, и из тех, которые не платят, «перемешиваются» и ходят в одну школу. Это большая проблема для нас, потому что округ Майами-Дейд – это округ-донор: мы платим очень много налогов, но по факту получаем меньше денег, чем другие округа.

– Какие меры сейчас предпринимает школа, чтобы проверить, имеет ли право конкретный ребенок обучаться в школе Санни-Айлс-Бич?

Л.С.: Многие люди приходят с фальшивыми документами, мы это уже очень хорошо знаем. Как я уже говорила, у нас есть один человек, который проверяет документы, а другой человек ездит по домам. Он ездит каждый день и проверяет адрес, который дали, и адрес, который мы узнали. Если он, например, постучал в дверь и видит, что там живет какая-то бабушка и никаких детей там нет, тогда мы исключаем этих детей из школы. Потому что есть такие люди, которые живут, например, в Халландейл-Бич, а их бабушка живёт в Уинстон Тауэрс в Санни-Айлс-Бич, и, когда наш человек стучится в дверь и видит, что там живет только одна эта бабушка, то становится очевидно, что ребёнок там не проживает. Это значит, что в нашей школе этот ребенок больше учиться не будет. Вот, например, скоро лето (интервью проводилось в мае 2018 года. — Прим. ред.), и мы знаем тех детей, которые проживают в других городах, но учатся в нашей школе и, так как сейчас уже конец учебного года, мы не будем их отчислять, потому что уже слишком поздно. Но уже летом эти дети будут отчислены из школы. Если они захотят вернуться в августе в новом учебном году, им нужно будет заново подать документы и доказать, что они тут проживают.

– Что им грозит за предоставление фальшивых документов?

Л.С.: Ничего. Конечно, везде написано, что этого нельзя делать, но наша школа считается настолько хорошей, что люди готовы делать все возможное, чтобы сюда попасть. Хотя я могу сказать, что у школы Бэл Харбор баллы лучше, чем у нас, а у школы в Авентуре — такие же, как у нас. Однажды я разговаривала с людьми, которые, как я знала, живут в Халландейле, и я спросила у них: почему бы вам там не построить школу, как мы это сделали здесь? Но они не смогли мне ответить на этот вопрос, и никто из тех, с кем я разговаривала, не смог мне на него ответить. Но ведь это возможно сделать! Нашей школе всего 10 лет, и никто до этого даже и не думал о том, что здесь можно построить школу, потому что не было места под застройку.

– Расскажите немного об истории создания школы в Санни-Айлс-Бич?

К.Р.: На месте, где сейчас стоит школа, раньше находилось одно здание на 40 квартир, которые сдавались в аренду, им владел некий канадец, а также тут был небольшой участок земли под застройку, которым владели два частных лица. Я не помню точную сумму, но мне кажется, что общая стоимость земли была около $10 млн, наверное чуть больше, может $12 или $13 млн. Город вложил $12 млн в постройку школы, потом еще $2 млн, другую часть суммы выделило Управление школ. В 2013-м году город также выделил $2 млн на 12 новых классных комнат. Таким образом город потратил на школу $14 млн долларов.

Л.С.: Как была получена эта земля: это называется imminent domain. Это тот случай, когда государство может прийти и сказать, что ему нужна конкретная земля для улучшения условий жизни людей, проживающих в городе. Это может быть сделано только для постройки таких зданий, как, например, полицейский участок или школа. Халландейл-Бич может сделать то же самое. Я видела, что у них есть много свободных участков под застройку, на которых они могут построить школу. Но если все родители, которые там живут, отправляют своих детей учиться в нашу школу, то у них нет причин идти к властям Халландейл-Бич и просить у них построить школу. Но у них есть такое право. Они платят налоги в этом городе, но их налоги идут в другую школу, в которую их дети не ходят. Еще я хотела сказать о том, что городу пришлось надстроить пятый этаж и школа получилась пятиэтажной, и это очень неудобно, потому что этот этаж не связан со зданием напрямую. У моего ребенка, например, который учится в этой школе, занятия идут на четвертом этаже, а потом ему надо попасть на пятый, где идут другие уроки, и для того, чтобы ему туда попасть, нужно перейти в другое здание. Я посмотрела на его табель успеваемости и подумала: почему он всегда опаздывает на эти занятия? А это происходит потому, что он бегает из одного здания в другое.

 

 

– Вопрос о качестве образования. Влияет ли увеличение количества учеников на качество получаемого ими образования?

Л.С.: Это сложный вопрос. Прежде всего – как это можно выяснить? Что касается баллов – scores, то они высокие, количество учеников на это не влияет. В последние годы с этим стало лучше. Но я бы сказала, что, когда мой старший ребенок учился, он получал больше знаний. Может быть, он не получал самые высокие баллы, но у него было больше времени, чтобы заниматься чем-то интересным. Я помню, в первом классе они должны были читать вместе с родителями какую-то газету или журнал, какие-то новости о текущих событиях и потом написать об этом небольшую заметку, после чего на уроке встать и рассказать о событии. И это в 6 лет! Я считала, что это так здорово, что детям это так много дает. Но сейчас этого даже в 3-4 классе не делают, потому что просто времени на это нет, а ведь это было совсем недавно, в 2011 году. Нет времени, потому что все надо делать быстро-быстро, и это не от школы зависит. Это называется pacing guide – учебный план, который школы получают от округа. Когда я здесь училась после того, как приехала из Советского Союза, Флорида считалась сорок девятой из всех штатов Америки по уровню образования для детей младшего возраста. Сейчас округ Майами-Дейд – второй из всех штатов Америки. Я не считаю, что наши дети намного умнее, они просто могут сейчас все выяснить гораздо быстрее.

– Учителям стало сложнее работать, учитывая увеличившееся количество учеников?

Л.С.: Когда я разговариваю с учителями, они говорят, что им тяжело. Они не могут обучать так, как они хотят. Например, у моего младшего, которому 5 лет, в ведомости об успеваемости стоит оценка по физкультуре, а я думаю, какие там могут быть оценки, они же просто играют на улице, а там было написано: “Excellent. Vanya can run with his hands and his feet going in two different directions” – Отлично. Когда Ваня бежит, его руки и ноги двигаются в разных направлениях. А как еще можно бегать? Если руки и ноги будут двигаться в одном направлении, вы же упадете. Но все равно, я думаю, что наши дети больше получают от родителей, чем от школы. Родители, которые приехали из Советского Союза, привыкли к тому, что дети после школы занимаются музыкой, карате, обязательно посещают дополнительные занятия, и они должны всегда получать хорошие оценки. Из-за этого уровень образования выглядит таким высоким.

– Отслеживается ли как-то дальнейшая судьба выпускников? Куда они дальше поступают?

Л.С.: Я об этом спрашивала буквально сегодня. Старшие школы отслеживают, куда поступают выпускники. Например, они могут дать примерно такую информацию: десять наших выпускников поступили в Университет штата Пенсильвания. Но они не могут сказать: десять наших выпускников, жителей города Санни-Айлс-Бич, поступили в этот университет. Вы об этом не узнаете, если специально не посмотрите информацию о каждом выпускнике. И, так как нашей школе всего 10 лет, у нас еще нет таких цифр. Я могу лишь сказать, что моя племянница получила стипендию на обучение в колледже. Моя сестра всегда ей говорила, что у нее могут быть только хорошие оценки. Но на этот конкретный вопрос мы пока не можем ответить. Я рассчитываю, что да, они попадают в хорошие университеты. Я надеюсь, что так будет с моими детьми.

– Насколько объективны рейтинги, которые сейчас существуют? Они показывают, насколько хорошо дети сдают тесты или говорят об уровне самого образования?

Л.С.: Это то, что называется философский вопрос. Могу сказать, что с третьего класса дети начинают проходить тесты, которые учитываются для их дальнейшей учебы. Поэтому, например, если в третьем классе ребенок набирает меньше трех баллов на тесте,  то этому ребенку надо остаться на второй год в третьем классе, даже если он учился на отлично и у него все оценки “А” в табели успеваемости. Такая позиция всегда основана на каком-либо научном исследовании, и в этом случае существует исследование, которое говорит о том, что если в третьем классе навык чтения ребенка находится ниже среднего уровня, то его шансы окончить старшую школу составляют всего около 16%. Поэтому, третий класс – это очень важный показатель того, каковы будут успехи ребенка в дальнейшем. Может, таким образом вы можете сделать вывод об уровне образования: основываясь на том, как хорошо проходят тест третьеклассники.

К.Р.: Это забавно, потому что мой сын, который бросил школу в старших классах, сейчас проходит онлайн-курс для того, чтобы получить диплом об окончании школы. У него дислексия и он медленно читал, но коэффициэнт IQ у него достаточно высокий. Что касается обучения, он очень способный.

Л.С.: Также вы можете отдать ребенка в летнюю школу, чтобы он еще раз подготовился к тесту, и после этого попробовать сдать этот тест снова. Сейчас существует множество стипендий, которые может получить ваш ребенок, и вы можете нанять на эти деньги репетитора. Вернемся к уровню образования. Существует балльная система оценки уровня знаний, которая складывается из комбинации разных показателей. Как это работает: первый показатель – исходные баллы, которые также называются «грязные» баллы, это общие показатели результатов всех учеников. Потом из этого показателя убираются результаты тех учеников, которые проживают здесь менее двух лет, например тех, кто приехал сюда из другой страны. В результате этого повышаются показатели уровня знаний гуманитарных наук и языка, но падает показатель знаний точных наук, поскольку у русскоговорящих учеников всегда высокий уровень знаний по математике. После этого исключаются показатели учеников с ограниченными возможностями. Их результаты считаются отдельно. И, наконец, вам добавляются дополнительные баллы за количество дополнительных предметов по программе старших классов, на которые ходят ученики. Например, мой сын учится в седьмом классе, и у него четыре предмета из программы старших классов. Он ходит на уроки по двум из них, а два других предмета он изучает по программе онлайн обучения. Это дает очень большой бонус. Что касается объективности такой системы, могу сказать, что в других школах подсчет уровня образования ведется таким же образом. Почему надо исключать результаты тех детей, которые проживают в стране меньше, чем два года? Потому что если оставлять их результаты, это будет нечестно для тех районов, где очень много иммигрантов — это будет выглядеть так, как будто у них низкий уровень интеллекта. Но это не так, просто они еще плохо знают английский язык. Наоборот, они бывают очень и очень способными.

– Существуют ли какие-то проблемы с интеграцией русскоязычных детей?

Л.С.: Я бы сказала, что нет. У нас здесь так много русских детей, что даже мои американские знакомые хотят, чтобы их собственные дети выучили русский язык, потому что все их друзья говорят по-русски. Могу сказать, что это сильно отличается от той ситуации, с которой столкнулась наша семья, когда переехала в США в 1979 году. Нам было очень страшно, потому что все говорили только по-испански. Конечно, во Флориде есть много районов, в которых и сейчас осталась такая же ситуация. Наверное, это главная причина, по которой те, кто переезжает во Флориду, хотят жить именно в Санни-Айлс-Бич. Я считаю, что это большая ошибка, потому что я выучила английский язык через 6 месяцев после переезда. У меня даже есть аудиозаписи, потому что мы с сестрами все тогда записывали. Уже через год у меня не было акцента. Особенно это ощущается в округе Майами-Дейд, потому что здесь у всех есть какой-то акцент. Здесь это нормально, но в остальной Америке все по-другому. Может показаться, что округ Майами-Дейд – это вообще не Америка. И тем, у кого есть акцент, приходится тяжелее. Например, для моей мамы, когда она разговаривает с кем-то. Обычно, когда у тебя акцент, люди тебе кричат, потому что думают, что ты плохо их слышишь и не понимаешь. Поэтому я думаю, что для детей лучше пойти в школу, где большинство детей говорят на английском языке, а учителя – только на английском языке. Для моей семьи было как раз наоборот — мы вернулись из Нью-Йорка, потому что я хотела, чтобы мои дети знали русский язык. Поэтому, отвечая на вопрос насчет интеграции, могу ответить: нет, такой проблемы нет.

К.Р.: Проблемы с интеграцией не существует. Я начал работать тут в 2000 году, и здесь уже было русскоязычное сообщество. Очевидно, что тогда его размер был гораздо меньше, чем сейчас. Лично мне кажется, что за прошедшие 18 лет процесс интеграции прошел довольно успешно. Для меня эта ситуация ничем не отличается от интеграции латиноамериканского сообщества.

– Какое соотношение англоговорящих, испаноговорящих и русскоговорящих учителей в школе?

Л.С.: У нас одни американцы. Есть одна русскоязычная учительница и одна русскоязычная помощница. Конечно, есть учителя, которые говорят по-испански. Но, в общем, все американцы.

– Во Флориде много испаноязычных жителей и, я полагаю, среди учителей их тоже немало. В случае, если они говорят с детьми по-английски, но с акцентом, оказывает ли это влияние на знание английского языка среди учеников?

Л.С.: Это большая проблема. Я могу сказать, что когда я после окончания школы поехала в Нью-Йорк учиться, меня спрашивали: откуда ты? Я говорила, что из России, и мне говорили: а, да, я слышу акцент. Я отвечала: вы слышите не русский акцент, вы слышите кубинский акцент. И я сама его слышала. Я думала: почему я так разговариваю? Потом это прошло, но раньше люди это слышали. Поэтому, когда ты хочешь найти работу в Нью-Йорке или в Бостоне, понятно, что все там будет по-другому, не так как здесь. Все говорят, что в этом нет проблемы, но, конечно, проблема есть. Всегда из-за этого тяжелее.

– Как родитель и как человек, который близко связан со школой, вы замечаете эту проблему у школьников? Есть такое, что они хорошо говорят по-английски, но очевидно, что по произношению это не американский английский?

Л.С.: Конечно, ведь когда дети сюда приезжают, они не знают английский. Может быть, они думали, что они знают пару слов, но нет, они не могут разговаривать на том уровне, на котором говорят в США. Тем более, здесь все перемешано. Как я уже говорила, даже мои знакомые хотят, чтобы их дети-американцы выучили русский.

– Есть еще какие-то интересные проекты, которыми сейчас занимается руководство Санни-Айлс-Бич?

К.Р.: Да, конечно. Мы также занимаемся очень важным проектом – развитием нового парка Гейтуэй (Gateway Park). По многочисленным положительным откликам, полученным от жителей города, мы можем судить, что людям он очень нравится. Скоро мы начнем осваивать внутреннее пространство на площади 15000 футов (около 4,5 км. – Прим.ред.). Там будут располагаться помещение для проведения банкетов, центр проведения досуга пожилых людей, а также помещения и различные центры для молодежи и подростков. Возможно, там не поместятся все центры, которые мы хотим открыть, но у нас также есть и другие площадки, которые мы либо уже приобрели, либо собираемся приобрести. В любом случае, парк станет великолепным местом для проведения досуга, и мы уже провели там полдюжины значимых для города мероприятий. Акустика в парке просто отличная, все функционирует идеально. Мы рассчитываем, что освоение нового пространства займет около года. Также мы будем увеличивать предложения по проведению мероприятий. Для досуговых мероприятий для пожилых людей будет организован специальный центр, поскольку сейчас мероприятия для этой категории граждан проводятся в разных местах парка, в зависимости от конкретного мероприятия. Также у нас прошли два мероприятия для подростков и оба они пользовались большим успехом. Это хорошее начало!

Л.С.: У нас всегда была проблема с организацией досуга для подростков в возрасте от 13 до 15 лет. Им нечем заняться в свободное время, и они «терроризируют» район. Например, сидят в Бургер Кинг по три часа и пьют там бесплатную кока-колу. У нас прошли два мероприятия для подростков: Glow party и Foam party, посещение которых для жителей города было бесплатным. Это были настоящие вечеринки с живой музыкой, за посещение которой пришлось бы заплатить $20. Детям все очень понравилось. На первом мероприятии людей было немного, а на второе пришло так много детей, что кончились билеты. Билеты были бесплатные, но нужно было заранее зарегистрироваться, чтобы получить билет. Тогда мы уже говорили всем: ладно, мы дадим тебе билет, приходи – пустим.

К.Р.: Лично для меня это не было похоже на одно из таких мероприятий для подростков, когда им говорят: так, у нас пройдет мероприятие для подростков, ты туда пойдешь и будешь делать это, это и это. Наше мероприятие отличалось тем, что на нем у молодежи был выбор. Были группы по интересам. Не просто один или два человека сидят, болтают со своими друзьями. Были те, кто по-настоящему наслаждались музыкой и танцами. Была очередь к фотобудке. На Glow party все светилось, на Foam party была пена. Посетители могли заняться тем, чем им хочется, и, главное, дети находились под присмотром. Все подростки были чем-то заняты, никто просто так не стоял без дела. Было видно, что дети отлично проводят время и занимаются тем, что им нравится, а некоторые просто слушали музыку и наблюдали за другими.

Л.С.: Я хотела бы сказать, что у нас в городе, да и не только у нас, жители считают, что мы им ничего не рассказываем, а мы очень стараемся: у Санни-Айлс-Бич есть аккаунты в Твиттере, Фейсбуке, наш информационный бюллетень, а также вся информация публикуется на городском вебсайте. Когда у нас проходит какое-то мероприятие, везде висят огромные указатели, но люди все равно говорят: я не знал об этом. Нужно только зайти на наш сайт или на страницу города в Фейсбуке, и там вы увидите всю информацию. И вход на многие из этих мероприятий для жителей города является бесплатным.

– Русскоязычные жители подписываются на англоязычные ресурсы Санни-Айлс-Бич в интернете?

Л.С.: Мы считаем, что лучше всего работает Твиттер. Мы очень часто его используем, и там, например, бывает написано, что какая-то дорога закрыта, чтобы вы не стояли в пробке. Тем, кто здесь живет, эта информация может помочь узнать о том, что сейчас происходит в городе. Но многие этого не знают. Потому что даже моя сестра иногда говорит мне: а я не знала, что было это мероприятие. Я говорю: ну я не могу, ты как будто едешь с закрытыми глазами — you’re killing me! Это происходит потому, что люди хотят, чтобы им сказали лично: приходи сегодня в 3 часа туда-то… Власти города стараются делать то, что хотелось бы местным жителям, но мы точно не знаем, чего они хотят, пока люди нам об этом сами не расскажут. Вот эти мероприятия для подростков, о которых мы рассказали, были своеобразным экспериментом, потому что мы не знали, придут они или нет, но они пришли, и мы с удовольствием опять будем для них это организовывать, и для жителей города опять это все будет бесплатно.
Сейчас все должны получить удостоверения жителя города – resident ID card, многим это не нравится, но это помогает, потому что раньше все жаловались на то, что во время мероприятий приезжают люди из Халландейла, из Хайалиа или откуда-то еще, и не остается мест для жителей Санни-Айлс-Бич. Сейчас эти люди не будут приезжать сюда, потому что для них вход на подобные мероприятия будет стоить $20. Это удостоверение дает жителям города массу преимуществ, а получить его можно бесплатно.

Беседовала Олеся Хамзина
Фото: VolskayaPhotography; Andrew Goldstein

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × два =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

More in Actually

To Top